E-ART Защита

Частное Охранное Предприятие

Навигация: Главная > Фотоальбом > Полезнае статьи
Телефоны: 8 - 499 - 737-14-18
8 - 499 - 737-14-19

Премьеру показали самолет на пять с плюсом


В четверг Владимир Путин посетил Центральный аэрогидродинамический институт им. Н. Жуковского (ЦАГИ). Там проходят испытания две российские авиационные новинки — гражданский самолет Сухой Супер Джет-100 (SSJ-100) и истребитель пятого поколения Т-50. Премьер не только посмотрел с земли за шестнадцатым полетом «русского Стелса», но и лично оценил все технические достоинства и боевой дух новой машины.


Сотрудникам института не терпелось похвастаться многими уникальными технологиями, которые есть в их распоряжении.


— Это трансзвуковая аэродинамическая труба, крупнейшая в восточном полушарии, — в ожидании премьера начальник лаборатории под кодовым названием «Т-128» Антон Горбушкин привел журналистов в один из ангаров. — В мире их всего одиннадцать. Крупнее нашей только две установки в США.


Гигантское помещение полностью занимала металлическая конструкция — та самая труба, главная задача которой моделировать условия полетов, максимально близкие к реальности. Правда, взлет-посадку, скольжение крыла и прочее здесь испытывают не на настоящих самолетах, а на моделях или так называемых полумоделях. Эти алюминиевые болванки стояли здесь же. Изображали как раз SSJ-100 и SSJ-130.


— Нашу трубу хоть и построили в 1983 году, но она все равно самая современная в своем классе, — продолжал хвастаться Горбушкин. — У нас тут испытывали и Ту-204, и Ил-96, и Су-27, и Ту-334, и А-380. Т-50 здесь испытывали в 2005 году.


В другом цехе ЦАГИ с самого утра шли последние приготовления. Там располагался «комплекс прочности», проще говоря, лаборатория статических испытаний. Ее руководитель Александр Дзюба суетился вокруг корпуса SSJ-100. Узнать самолет можно было только по знаменитой раскраске носа. Весь остальной грубо сваренный корпус был опутан сотнями кабелей и просто облеплен небольшими грузиками и датчиками напряжения. Говорят, их сейчас больше двух тысяч. Но это не много, самолет все равно не считается нагруженным. При реальной же проверке на прочность в лаборатории не должно быть ни одной живой души. Как раз на случай, если конструкция не выдержит и развалится. А так бывает, и часто.




— Вес самолета 45 тонн, соответственно суммарная нагрузка, при которой самолет имеет право сломаться, — 90-100 тонн, — объяснял он. — Во время испытаний специальные тросы тянут вверх ну, например, крыло. Если нагрузка выдерживается три секунды, мы ставим плюсик. Все нормально. А если нет и конструкция разрушается, тогда вносим коррективы.


— И когда же наш «Суперджет» все-таки полетит? — спросили «Известия» у главы компании «Сухой» Михаила Погосяна.


— Так он уже летает, — усмехнулся тот.


— Значит, вы уже прокатились?


— Я? Зачем?


Ждать премьера сотрудникам ЦАГИ, выстроившимся в шеренгу у испытуемого «Супер Джета», пришлось недолго. Путина сопровождал гендиректор института Борис Алешин. Он на ухо рассказывал ему о том, кто, что здесь делает, чем занимается. Наконец, Путин подошел к ожидавшим его людям.


— Я знаю, что много проблем у вас, — заговорил премьер, в народе нерешительно закивали.


— Но мы приняли решение о создании авиастроительного центра в Жуковском, — продолжал Путин. — До 2012 года будет выделено 11 млрд рублей, 4 млрд на развитие инфраструктуры, прежде всего на создание дорожной сети. Это и для города неплохо, и для развития выставки тоже (авиасалон МАКС. — «Известия»). В этом году 1 млрд выделим на развитие ЦАГИ.


— Здорово! Вот это хорошо, — оживились сотрудники.


На прощание Путин традиционно пожал руку всем работникам.


— Ну все, руку теперь неделю мыть не буду, — донеслось из толпы.


— Не-не-не! — благодушно расхохотался премьер. — Мыться надо регулярно.


— У нас должны быть чистые руки, — вставил из-за спины Путина вице-премьер Сергей Иванов и увлек патрона на летное поле.


Там со свистом низко над землей носился наш Т-50. Это был 16-й полет летчика-испытателя Богдана на этой машине. Зрелище было захватывающим.


Самолет красиво зашел на посадку, а журналисты окружили пилота.


— Вы один пока летаете на нем?


— Пока один, — Сергей Богдан улыбался широко и гордо.


— И как ощущения? Такой ли уж это суперсамолет, как говорят?


— Машина отличается всем. Совершенно новый борт, авионика, оружие, двигатель. Но самое главное — очень широко развит интеллект на борту! — ответил тот. — Даже на глаз отличия видны — он намного меньше Су-27, а задач решает больше. Очень комфортный с точки зрения пилотирования. Как правило, при таком количестве полетов самолет не достигает таких результатов, как сейчас. А тут всего около двух десятков полетов, а он уже может выполнять фигуры высшего пилотажа на небольшой высоте...


Похвалы новому истребителю Богдан оборвал на полуслове. К самолету по полю направлялся премьер.


— Здравия желаю, летчик-испытатель Сергей Богдан, — отдал честь пилот.


— Приятно познакомиться, — улыбнулся ему премьер. — У вас 16-й полет, вы пока один?


— Пока один.


— У нас в следующем году будет уже четыре машины, — пообещал Путин.


— Эта движется более-менее хорошо, — высказал свои ощущения Богдан.


— Ну! Не просто более-менее, по-моему, очень хорошо движется, — заулыбался в ответ Путин. — Мы начали эту программу в 2002 году, в 2004-м я первый раз увидел его в макете, в 2005-м пошло финансирование, в начале года был первый полет и вот уже шестнадцатый! Поздравляю вас!


Летчик смущенно пожал протянутую руку.


— Это будет машина, которая будет превосходить нашего основного конкурента F-22 (американский истребитель пятого поколения. — «Известия») по маневренности, вооружению и дальности...


— И по боевому духу! — вставил пилот.


— Прежде всего! — рассмеялся премьер. — А по цене в три раза дешевле, чем F-22.



Источник www.oxpaha.ru