E-ART Защита

Частное Охранное Предприятие

Навигация: Главная > Фотоальбом > Полезнае статьи
Телефоны: 8 - 499 - 737-14-18
8 - 499 - 737-14-19

Ближе к телу

В Иркутске сотрудники охранных агентств насчитывают от пятидесяти до ста телохранителей. Видимо, специфика работы заставляет конспирироваться даже среди людей своей профессии. К слову, половина наших экспертов пожелали остаться инкогнито: большинство охранников публичных людей привыкли действовать незаметно. Это происходит ещё и потому, что в российском законодательстве не прописано понятие «телохранитель», а оружие можно применять только для защиты ценности, но не личности, за исключением определённой группы госслужащих (в их число входит, например, губернатор), необходимость охраны которых прописана в законодательстве. Обычно телохранителей людей, не попавших в эту группу, на работу оформляют в качестве водителей, охранников, менеджеров. Чаще всего с клиентом заключается договор на сопровождение.

Профессионалов мало и по стране, уверяет руководитель Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) в Москве Алексей Фонарёв. В ассоциации 100—150 специалистов высокой квалификации со всей России. Наиболее активны телохранительские сообщества в Калининграде, Волгограде, Одессе, Владивостоке. Как раз в последнем городе находится ближайшее к Приангарью отделение НАСТа; ни одной иркутской организации в НАСТе пока нет.

Услуги телохранителей предоставляют, как минимум, шесть иркутских агентств, подсчитал директор агентства «Лига» Иван Радченко, на одну из организаций приходится примерно 30 человек (эта фирма специализируется на предоставлении личных охранников). Зарплата иркутских телохранителей составляет около тысячи долларов в месяц. Охранники от агентства получают деньги через компанию, кроме того, некоторые фирмы выплачивают поощрения за спортивные достижения, отмечают телохранители, работающие в охранных предприятиях. Фрилансеры туманно говорят о «премиях» и «своих плюсах», оправдывающих риск и ненормированность подобной работы. Ведь рабочий день телохранителя может начаться в 10 утра, а закончиться через двое суток.

Разброс зарплаты телохранителя по России довольно большой, рассказывает Алексей Фонарёв, – от 700 долларов до 2 тысяч (по Москве). Единичные предложения могут оцениваться и в 6 тыс. долларов – в этом случае оплата не помесячная, а почасовая. В службах безопасности нефтяных компаний личные охранники могут получать в месяц по 3 тыс. долларов. Тем не менее от степени риска оплата не зависит.

Жизнь других


Профессия телохранителя сейчас не так востребована, как в лихие 90-е, вспоминает Иван Радченко. Тогда был «бум»: охранников набирали все «новые русские», человека могли охранять семь-восемь телохранителей. Сегодня время спокойнее, и у многих, кому это надо, давно есть личная охрана, а на крупных предприятиях — своя служба безопасности. Впрочем, руководитель другого агентства отмечает, что директорам крупных фирм всё равно приходится искать защитников для себя не в своей компании: служба безопасности занимается только охраной объектов и не может вооружаться так, как телохранители. Хотя даже вооружённая личная охрана не сумеет полностью обеспечить безопасность, уверен Иван Радченко. Так случилось, например, с иркутским «положенцем» Павлом Киселёвым. Трое охранников известного в Иркутске бизнесмена погибли вместе с ним в расстрелянной 14 декабря 2002 года машине. От рук киллеров 20 июля 2004 года погиб и предприниматель Павел Чекотов, руководитель крупного предприятия ООО «Фортуна». Тогда телохранители не смогли ему помочь просто потому, что бизнесмен ехал в машине без охраны.

По опыту агентств, клиенты в основном делятся на две группы. Первые – это как раз те люди, у которых высокая степень риска. «Нашкодили, знают, что рыльце в пушку», — ёмко описывает таких один из наших собеседников. По некоторым клиентам, рассказывают в агентствах, видно, что им страшно: у людей дрожат руки, сигарета валится изо рта, но открыто они никогда не признаются, что боятся. Вторые озабочены вопросом статуса. Генеральные директора, например, которым, в принципе, ничего не угрожает. Случается, говорит заместитель директора охранного агентства «Арсенал» Рустам Хусаинов, что личную охрану нанимают на день-два или на пару месяцев: до момента разрешения конфликта или на время посещения таких мест, как бильярд или сауна. Охранникам, имеющим фиксированный график, иногда удаётся быть «слугами двух господ», рассказывают телохранители. Например, по будням защищаешь одного клиента, по выходным – другого.

Основные требования нанимателя личной охраны, перечисляет Алексей Фонарёв, – опыт от трёх лет, возраст 25—35 лет. Хотя один из телохранителей уверяет, что клиент предпочитает «нулевых» охранников. Тогда легче «сделать человека под себя». Претендентов на должность сначала отбирает отдел кадров или служба безопасности компании, потом заказчик беседует лично. Впечатление от общения с человеком и есть главный критерий отбора. «На работу могут не взять, например, только из-за цвета волос», — замечает Алексей Фонарёв. Если есть доверие, то люди работают у одного клиента по 4—5 лет. О важности психологического фактора говорят и сами телохранители: «Тому, кто нанимает личную охрану, нужна и моральная поддержка. Заказчик ведь тоже человек. Но когда он взаимодействия не чувствует – начинает злиться и вести себя по-хамски. Клиент имеет право: он деньги платит».

Принято считать работу телохранителя исключительно мужской, однако и в этой сфере существуют женщины-профессионалы. В Иркутске такой считается телохранительница одной из глав муниципальных образований области.

Способы хранения


Личные охранники, как и их клиенты, делятся на типы. Телохранитель первого типа одет под стать обстановке и сливается с окружением. Тогда, если защитника не выдают его облик и размеры, он считается «скрытой охраной». Демонстративная охрана предполагает наушник, открытое поведение и определённые позы. Ещё есть смешанная защита. По возможности нанимают взаимозаменяемых телохранителей. Например, четырёх человек, которые работают по сменам в парах. В этом случае один из охранников – водитель. Клиент рядом со вторым сидит на заднем сиденье: впереди – очень опасное место. В Иркутске, говорят, есть клиенты, которые заказывают по шесть телохранителей. Шестёрка охранников – это картежный вариант, то есть часть охраны едет в отдельной машине.

Способы разрешения конфликтных ситуаций телохранители описывают дежурной фразой: «Действовать по обстоятельствам». Некоторые нюансы работы раскрывает телохранитель с трёхлетним стажем Евгений: «Я не лезу сразу в драку с человеком, который, например, хамит в ресторане, а стараюсь всё корректно объяснить. Я же не знаю, что это за человек, может, у него в машине ещё четверо сидят». Среди тех, кому Евгений «корректно объяснил» обстановку, есть люди, с которыми он теперь общается как с хорошими знакомыми. «А лучше рассматривать ситуацию наперёд и не допускать её плохого развития, — считает телохранитель. — Знать знакомых клиента, быть в курсе, чем они занимаются и как могут повести себя». Для этого тело-хранителю на каждого заказчика агентством выдаётся ориентировка с описанием его деятельности, круга общения, частых маршрутов. Независимым от охранного предприятия личным охранникам приходится разбираться в ситуации самостоятельно. «У бизнесменов есть водители, какую-то информацию узнаёшь от них. Через месяц работы и чужих клиентов знаешь хорошо», — говорит телохранитель.

Защитная реакция


— В нашем маленьком городе все случаи взаимосвязаны, — рассказывает Евгений, дымя «Парламентом» из окна дорогой машины клиента. — Нагрубили, предположим, боссу в ресторане — его телохранитель обидчикам носы поломал… Потом вышел из ресторана — у него машина сгорела. Такие ситуации в Иркутске не редкость.

О конкретных примерах Евгений умалчивает, как и остальные телохранители, с которыми удалось побеседовать «Конкуренту». Про всё, что касается работы, особенно о нанимателях, охранники говорят очень обтекаемо. Так, что никогда не поймёшь, кто именно их клиент и чем занимается. «Предприниматель. У нас же нет бандитов. Все легальные бизнесмены», — с улыбкой поясняет телохранитель.

Евгений работает телохранителем четвёртый год, клиент у него единственный, и расставаться с ним он пока не собирается. «Меня устраивает эта работа. У меня всё есть, и не хватает пока только времени», — поясняет Евгений. По свидетельству Алексея Фонарёва, путей в телохранители два: часть поставляют охранные агентства, часть договариваются с заказчиками самостоятельно. В любом случае это спортивные люди, умеющие обращаться с оружием, которое берут в охранном агентстве в аренду либо его предоставляет клиент. В телохранители приходят из спецслужб, спецназа, спорта, после службы в горячих точках. Евгений оказался в этой сфере после армии. «Прошёл курсы телохранителей, поработал обычным охранником. Задерживаться на этой службе я не планировал, поэтому, когда предложили работу личного охранника, согласился».

Личное дело


Принятый для ухода из профессии возраст – 35 лет. Есть, правда, и здесь долгожители. Двух иркутских телохранителей, которым уже давно перевалило за 40, до сих пор рекомендуют золотодобывающим предприятиям для охраны руководителя и обеспечения безопасности на прииске.

На вопрос, не тяжело ли это – подчиняться другому человеку, Евгений уклончиво отвечает: «Человек привыкает ко всему». Всё зависит от тебя и твоего клиента, считает телохранитель. «Кому-то не везёт с боссом, а мне повезло: я езжу с ним не только работать, но и отдыхать».

Личных охранников часто нанимают не только для защиты, но и в качестве помощника в делах. Ведь когда человек постоянно рядом, ему и дела доверяют, советуются, говорит Евгений. Поэтому много телохранителей, поднаторев в чужом бизнесе, уходят в свой. За последние десять лет двое таких охранников стали крупными бизнесменами, вспоминают в агентствах.


Источник www.oxpaha.ru