E-ART Защита

Частное Охранное Предприятие

Навигация: Главная > Фотоальбом > Полезнае статьи
Телефоны: 8 - 499 - 737-14-18
8 - 499 - 737-14-19

Работы у московской милиции прибавилось

Шеф столичной милиции генерал-полковник Владимир Пронин – один из самых опытных руководителей всей системы российского МВД. Он возглавляет ГУВД Москвы с июня 2001 года. Поэтому многие воспринимают его как топ-менеджера силовой структуры, успешного администратора, функционера. И не все помнят, что еще в годы работы в уголовном розыске родного Курска Владимир Васильевич признавался лучшим сыщиком страны. Он прошел все ступени нелегкой службы, в прошлом дважды побывал в Чечне, участвовал в тяжелейших боях, после одного из них попал в госпиталь, награжден орденами Мужества и «За заслуги перед Отечеством».

– Владимир Васильевич, в прошлом году в Москве зарегистрировано 230 631 преступление. Когда вы приняли командование московской милицией, в городе регистрировалось чуть более 99 тысяч. Если оперировать этими цифрами…
– Вопрос понятен. Но в данном случае простыми арифметическими действиями объяснить ситуацию нельзя. Когда я пришел в ГУВД, учетная дисциплина была далека от идеала. Проще говоря, регистрировались далеко не все преступления. Просто дозвониться до милиции по телефону «02» удавалось лишь тем, у кого нервы крепкие. И ясной картины о том, что же происходит в городе, не было. А как лечить болезнь, если даже точно не знаешь что болит и где болит?

Поэтому одной из первых задач было создание принципиально новой системы регистрации. Была построена новая дежурная часть, с современными технологическими решениями двусторонней связи, поступления сигналов, приема заявлений у населения. За образец мы взяли дежурную часть полиции Парижа, модернизировали ее и адаптировали к нашим условиям. Коллеги из Франции приезжали к нам и признали, что мы создали еще более совершенную систему.

– А что же с цифрами?

– Давайте поговорим о цифрах. Когда была запущена система КАСУ ДЧ (Комплексная автоматизированная система управления дежурной частью. – Прим. авт.), то число зарегистрированных преступлений выросло почти втрое. А что же произошло: революция, глобальные потрясения? Ничего подобного не случилось, просто милиция начала регистрировать все заявления, которые к ней поступали. Вот и получился такой результат.

Давайте теперь взглянем на статистику другими глазами. Возьмем цифры за прошлый год. Общее число преступлений в сравнении с 2006 годом снизилось на 2,8 процента, а раскрываемость улучшилась на 4,6. Для сравнения: в 2006 году раскрыто 80 008 преступлений, а в прошлом – 83 726.

Есть и другие очевидные тенденции к улучшению ситуации. В прошлом году почти вдвое снизилось число преступлений, совершенных в жилом секторе. На 7,6 процента меньше зарегистрировано убийств, на 12,8 процента снизилось число разбоев. Стало меньше квартирных краж, случаев нанесения тяжкого вреда здоровью, угонов автотранспорта, уличной преступности… Подразделения по борьбе с экономическими и налоговыми преступлениями выявили более 15 тысяч правонарушений, а по законченным уголовным делам возмещен материальный ущерб на сумму свыше 19 миллиардов рублей.

– Некоторые подразделения милиции не могут похвастаться увеличением раскрываемости, отчитаться возвращенными в бюджет миллиардами. Я имею в виду службу общественной безопасности.

– Прошлый год прошел под знаком выборов в Государственную думу. В 2007 году в Москву для участия в политических мероприятиях направлялись активисты из российских регионов и близлежащих государств. Число массовых мероприятий увеличилось в два раза, их прошло более 16 тысяч при участии 18 миллионов человек. Каждая такая акция, в которой порой принимали участие десятки тысяч человек, требовала от нас серьезной подготовки, предельной концентрации и одновременно внимательного и терпимого отношения к гражданам. Надо отметить, что эксцессов допущено не было, все мероприятия проходили в штатном режиме, а наши сотрудники действовали строго в соответствии с законом.

- Москвичам уже привычно выражение «гастрольная преступность». Какие меры предпринимает столичная милиция для борьбы с теми, кто едет в столицу с недобрыми намерениями?

– К нам едут не потому, что здесь легче воровать и грабить, а потому, что экономическая составляющая города гораздо благополучнее, чем во многих регионах. В Москве выше уровень жизни, больше магазинов и рынков, люди богаче, да и в большом городе легче затеряться, замести следы. Для горожан «гостевая» преступность стала проблемой. 52 тысячи преступлений в российской столице совершено приезжими. И это из числа раскрытых. Если же учесть нераскрытые, то цифра станет еще большей. В то же время в отношении приезжих совершено всего 15 тысяч преступлений.

Столица – открытый город и нуждается в помощи тех, кто готов честно трудиться. Но, как показывает статистика, из тех, кто приезжает и регистрируется, лишь десять процентов устраиваются на работу. Иногородняя преступность достигла 43 процентов и увеличилась за истекший года на десять процентов. Многие приезжают с недобрыми намерениями, уже имея обратныйбилет в кармане. Совершив преступление, они садятся в поезд или на самолет и уезжают домой. И раскрывать такие дела очень и очень нелегко.

– Насколько эффективно использование в работе видеокамер, телевизионной техники?

– Сегодня ни одна полиция мира не обходится без такой техники. И мы наращиваем мощности, развиваем систему обеспечения безопасности города. Сейчас она объединяет более 60 тысяч камер наружного наблюдения и четырех тысяч устройств экстренной связи «гражданин–милиция», информация из которых выводится в локальные центры мониторинга.
За прошлый год более трехсот тяжких преступлений раскрыто с использованием имеющейся видеоинформации, в том числе и дело Анны Политковской.

Особое внимание уделяется обеспечению безопасности, в том числе антитеррористической, в образовательных учреждениях и профилактической работе среди несовершеннолетних. Под централизованной охраной милиции находится более четырех тысяч школ и дошкольных учреждений, в 124 из них выставлены посты милиции, а в нынешнем году под нашу охрану будут взяты еще 125 объектов. Кстати, в минувшем году кардинальным образом изменена организация работы с учащимися. Были введены дополнительные должности инспекторов по делам несовершеннолетних, что позволило закрепить за школами сотрудников, которые осуществляют совместную с педагогами профилактическую работу с подростками по месту учебы. Наряду с другими аспектами это повлияло на снижение на 18,5 процента преступности среди несовершеннолетних, и на снижение на 35,5 процента – совершенных в группе.

– Вы затронули проблему подростковой преступности. Не могу не спросить об экстремизме, проявлениях расовой и национальной нетерпимости.

– Возможно, вам мой ответ не совсем понравится. Но проблема подростковой преступности – не только милицейская. Молодежь очень долго была предоставлена сама себе. И не только в масштабах государства. Недавно мы задержали группу подростков, на счету которой несколько десятков преступлений, в том числе и тяжких. Наши сотрудники проводили у них дома обыски. И что же? Открыто лежали орудия преступлений: заточки и ножи… Компьютеры были забиты всевозможными нацистскими призывами и текстами, книги – того же содержания… Скажите, где глаза у родителей, матерей, отцов? Я практик, и мне эта проблема видится так: пока мы не поставим воспитание молодежи во главу угла, эту ситуацию нам не изменить. Только карательными мерами она не решится.

– В середине девяностых был принят известный Указ Президента РФ о задержании на 30 суток тех, кто подозревается в бандитизме и других тяжких преступлениях. Скажите, нет ли нужды сегодня в изменении или корректировке законодательства?

– Возможно, кто-то ответит на этот вопрос утвердительно. Я же считаю, что мы и те законодательные нормы, которыми располагаем, используем не до конца, и не до конца контролируем исполнение. Поэтому, я думаю, что нам хватает тех инструментов, которые нам определил закон.

– Будет ли решена когда-нибудь проблема дорожных пробок?

– Ответ, на мой взгляд, лежит на поверхности. Все что едет – должно двигаться. Нужны дороги, развязки, магистрали. И не только в Москве. Московский регион – единое целое. И если мы не доведем вылетные трассы такого же уровня, как в столице, хотя бы до границ Московской области, то все будет бессмысленно. «Бутылочные горлышки» стали препятствием для движения на всех направлениях.

– Каков некомплект столичной милиции?

– У нас он не так уж и велик – пять процентов от общего числа. Много людей уволилось по собственному желанию. Тем, кто ездил из других областей на работу в милицию, стало это невыгодно. Во-первых, подорожал проезд в пригородных поездах и затраты перестали окупаться. Кроме того, в Московской области повысились должностные надбавки.

– А как в других областях с некомплектом?

– В Санкт-Петербурге некомплект намного выше, а в патрульно-постовой службе, насколько мне известно, до 30 процентов…

– Вы общаетесь с коллегами из других государств. Какова зарплата нашего милиционера в сравнении с материальным содержанием полицейского? И как за рубежом оценивают работу московской милиции?

– До европейской зарплаты нам еще очень далеко. Да что говорить о Европе! Если сравнивать с прокуратурой, судами, госбезопасностью, то милиция сильно отстает… Что касается оценки работы, то нам сочувствуют, в каких непростых условиях мы трудимся. Особенно когда узнают о нагрузке. Профессионалам, чтобы оценить проблему, переводчики не нужны.




Источник www.oxpaha.ru