E-ART Защита

Частное Охранное Предприятие

Навигация: Главная > Фотоальбом > Полезнае статьи
Телефоны: 8 - 499 - 737-14-18
8 - 499 - 737-14-19

Геннадий Гудков: "Борьба с коррупцией в стране свелась к пиар-кампании"

– Вы возглавили созданный при партии «Справедливая Россия» Совет по противодействию коррупции. В чем смысл его деятельности, из кого он состоит?


– Смысл создания Совета очевиден – это выработка политики партии в вопросах борьбы с коррупцией, разработка конкретных мер, которые должны быть инициированы «Справедливой Россией», чтобы обуздать это явление, а также мобилизация общественности на противодействие данному злу. В развитие последнего пункта у нашего Совета есть комиссия, которая будет отвечать за связь с другими общественными организациями, занимающимися борьбой с коррупцией. Сейчас существует много подобных объединений граждан, и мы хотим их поддержать, чтобы с ними рука об руку сражаться с этим злом.



Что касается состава Совета, то в него вошли члены партии, люди, которые имеют огромный жизненный и соответствующий профессиональный опыт.





– А беспартийные могут в него входить?



– К сожалению, нет, потому что этого устав партии не предусматривает. Первоначально в Совет готовы были войти очень многие известные журналисты и телеведущие, представители общественных организаций, которые, может быть, не имеют четкой партийной ориентации, но готовы поддерживать нашу борьбу. Нам пришлось менять состав, но мы рассчитываем на то, что люди, которые изъявили готовность сотрудничать, будут помогать нам в качестве экспертов. Например, Андрей Караулов известен своей антикоррупционной деятельностью. Он изъявил желание принимать участие в нашей деятельности. Убежден, что мы найдем общий язык и будем друг другу помогать.



Состав же Совета утверждается на Президиуме, потом закрепляется решением Центрального Совета.





– На днях состоялось заседание Совета по противодействию коррупции. Какова была его тематика?



– Мы очень серьезно проработали тему, болезненную для сегодняшней России – хищение земель у крестьян. У них путем различных ухищрений, мошенническим и откровенно преступным путем изъяты миллионы гектар земли. Мы даже не брали случаи, когда она выкупалась за копейки, или вносилась в качестве уставного капитала, а потом размывалась, а рассматривали чисто уголовные действия, в том числе, на примере нескольких районов Московской области. Например, в Рузском районе объем хищений составляет 400 квадратных километров! В любом из районов за счет похищенной земли могут сформироваться миллиардные состояния.



Речь идет о том, что российским крестьянам когда-то раздали земельные паи, потом эти доли путем грубейших подделок, в том числе, с помощью коррумпированных органов власти, у них отобрали. Сделать это без взяток невозможно. Стоит заметить, что, например, в Рузском районе земельные доли передавали юрлицам, хотя в РФ нет ни одного правового акта, который бы разрешал подобные изъятия. Это грубейшее нарушение закона чиновниками, которые за взятки выпускают огромное количество неправовых постановлений, распоряжений, закрывают глаза на умышленные банкротства.



Наш Совет активно работает с общественным движением, объединившим обманутых дольщиков. Это десятки и сотни тысяч людей, а по всей стране – миллионы. Естественно, они надеются на справедливость, на то, что российское правосудие все-таки не даст возможность мошенникам праздновать победу. Большинство этих нарушений произошли с 2003 по 2004 год, т. е. они совсем свежие с точки зрения уголовного преследования. Есть огромное количество заведенных уголовных дел. Но они закрываются без какой-либо серьезной мотивации, по надуманным основаниям. Это говорит о том, что коррупция глубоко проникла в органы власти, которые регулируют земельные отношения.



Мы не собираемся ограничиваться дискуссиями между собой. Важное направление деятельности – работа со средствами массовой информации, поскольку масс-медиа влияют на общественное мнение, на ту же власть – ведь не все в прокуратуре и судах соглашаются с таким положением дел, многие готовы бороться. Мы подготавливаем проект парламентского запроса, готовим ряд обращений в органы прокуратуры, в правительство с предложением создать рабочую межведомственную оперативно-следственную группу, которая взяла бы на себя дотошное изучение практики ведения уголовных дел по земельным отношениям, потому что сегодня действия преступников в большинстве случаев остаются безнаказанными. Есть отдельные аресты, например, Бойко в Московской области – владельца компании «Ваш финансовый попечитель», которая проводила махинации с землей. Но это единичные факты.





– Расскажите, пожалуйста, о законодательной повестке дня «Справедливой России» в сфере борьбы с коррупцией.



– Мы считаем, что нужно бороться не с последствиями коррупции, а с причинами. А главной причиной является, конечно, монополизация власти, бесконтрольность чиновников. Поэтому важнейшая задача сегодня – создание контроля – парламентского, общественного, медийного. Мы убеждены, что без нормального парламента, где оппозиция имеет реальное влияние, невозможно ничего добиться, в том числе, и в борьбе с коррупцией. В данном случае мы будем разрабатывать закон о постоянном парламентском контроле, по типу тех, которые работают уже много десятилетий в цивилизованных странах. Фракция планирует поддержать идею формирования общественного телевидения в Российской Федерации. Мы обязательно будем настаивать на внесении изменений в закон о госслужбе. Я, кстати, хочу сказать, что вчера (беседа состоялась 3 апреля – прим. ред.) государственная власть России в целом, давайте говорить честно, в очередной раз подтвердила, что она будет лишь имитировать борьбу с коррупцией. Был отклонен законопроект, который предусматривал прозрачность доходов не только госслужащего, но и членов его семьи. Это говорит о том, что, несмотря на разговоры, на кажущееся понимание важности этой проблемы, когда дело доходит до принятия реальных решений, коррупция оказывается сильнее. Вчера коррупция одержала серьезную законодательную победу, и по-другому это никак назвать нельзя.



Следует четко понимать, что борьба чрезвычайно тяжела. На той стороне баррикады против нас воюют миллионы чиновников, для которых коррупция стала образом жизни, источником обогащения. Они сплочены, они организованы и обладают сегодня огромной властью. Здесь мы можем рассчитывать только на поддержку и политическую волю первых лиц и поддержку народа. Если будет воля и поддержка, будут и шансы на серьезный прорыв. В противном случае все это превратится в очередную кампанейщину.



Второй необходимый шаг – это серьезная реформа самих правоохранительных ведомств и усиление судебной системы. Без независимого правосудия мы дальше не двинемся. Несмотря на огромное число сотрудников правоохранительных ведомств, они не способны, да и не желают победить преступность. С одной стороны, им дают по рукам, с другой – они и сами поражены этим недугом. Поэтому нужен компактный и эффективный аппарат. Но, к сожалению, борьба с коррупцией на государственном уровне сводится к пиару.





– В Государственной Думе, по подсчетам журналистов, не менее двенадцати миллиардеров, не считая мультимиллионеров. Это как-то объясняет отсутствие законодательных возможностей по противодействию незаконным схемам обогащения?



– Мы не там ищем. Надо искать сегодня тех, кто представляет интересы бюрократических кланов. Да, миллиардеры и мультимиллионеры могут быть вовлечены в коррупционные схемы, но, как правило, это является следствием, а не причиной. А причиной является бесконтрольность бюрократов, сосредоточие в их руках огромных полномочий – при полной безответственности. По вышеупомянутым земельным делам не наказан даже в служебном порядке ни один чиновник. В Рузском районе есть некий регистратор, который зарегистрировал права на 3 млн. 800 тыс. соток земли, несмотря на тысячи заявлений, которые свидетельствуют о фальсификации этих сделок. И этот чиновник продолжает работает.





– А в чем конкретно должен выражаться парламентский контроль?



– Надо предоставить комиссиям парламентского контроля право контролировать любые аспекты деятельности исполнительной власти. На это очень сложно решится, но без этого дальше жить невозможно.



Однако такой возможности боятся те, кто опасается ответственности за свои незаконные действия. Поэтому в России сделано все, чтобы парламент был неправомочен, чтобы он был неэффективным, слабым и зависимым. При таком наборе качеств парламента массовая коррупция в стране неизбежна.





– Вы депутат Госдумы уже третий созыв. Как, по вашей оценке, изменилась ситуация с коррупцией в стране за это время?



– Ситуация ухудшилась, масштабы коррупции возросли, причем кратно, минимум в четыре-пять раз.





- Раньше Счетная палата являлась полностью независимым от исполнительной власти органом контроля. Ее руководство подбиралось и назначалось обеими палатами парламента самостоятельно. Теперь же депутатов фактически отстранили от этого. Как вы оцениваете эти изменения, и какова была ваша позиция при голосовании?



– Я достаточно четко высказался против подчинения Счетной палаты исполнительной власти. Но если разобраться, Счетная палата – это всего лишь прообраз парламентского контроля. На самом деле, она не обладает никакими властными полномочиями кроме самого факта проверки. Все остальное – это только рекомендации, и не случайно многие материалы из Счетной палаты ложатся, в конечном счете, в корзину. Механизмов, которые бы обязывали государственные ведомства проводить расследования и предавать суду или принимать другие меры административного или уголовного воздействия по материалам ее проверок, нет.



Я считаю, что снижение независимости Счетной палаты – неправильно, она потеряла в полномочиях из-за этого. Ей необходимо предоставить больше прав, сделать реально значимым органом парламентской ветви власти. Надо установить процедуру формирования Счетной палаты только парламентом и предоставить определенные гарантии оппозиции по участию в ее работе. Если оппозиция не будет иметь права вводить в ее состав своих людей, это будет абсолютно неправильно, палата останется неким продолжение Контрольно-ревизионного управления Минфина. Должен быть введен квотный принцип формирования палаты в плане представительства политических партий. Получила данная партия столько-то мест в Думе, тогда она имеет право провести в аудиторы СП, например, двоих своих представителей. Квотный принцип должен быть именно таким, а не в плане деления полномочий с президентом. Он – глава исполнительной власти, и на его решения всегда будут влиять ведомственные факторы, желание правительства защитить честь мундира и т.д. В итоге возможна необъективность.





– Какова ваша оценка действующего закона о парламентском расследовании?



– Я считаю, что закон о парламентских расследованиях слабый. Умышленно прописана сверхсложная процедура по формированию комиссий парламентского расследования. В тексте действующего закона очень много ограничений. Из него была выхолощена суть.



На практике это привело к тому, что закон не работает, после его принятия не было сформировано ни одной комиссии! О чем мы и предупреждали. Первоначальный вариант закона, который был подготовлен при моем участии, был боевым, позволял парламенту реально влиять на творившиеся в стране безобразия. Например, сегодня никто не провел расследование действий министерства Зурабова, которое завалило лекарственную программу и скомпрометировало идею замены льгот на натуральное и денежное выражение. Не проводится расследование по массовому хищению земель. Можно привести много других примеров. Парламент должен быть реальным органом власти, отвечать за политику в стране. А сегодня он превращен в орган наблюдений и неких дискуссий, и то очень ограниченных. Сегодня даже протокольные поручения почти все отклоняются – придумали специальную норму. Дума стала более скучной, мягко выражаясь.



К моему глубокому сожалению тот текст, который писали мы, и который представлен в качестве внесенного законопроекта, отличаются очень сильно. Поправки фактически ликвидируют возможность формирования комиссий парламентского расследования.



Хочу уточнить, парламентское расследование – это кампания, а парламентский контроль – постоянен и потому важнее. Но в России власть не желает никакого контроля над собой. Это главная причина, почему парламентского контроля в России не существует, и почему парламентское расследование – чрезвычайно сложная и почти невозможная процедура.



Максим Артемьев





Источник www.oxpaha.ru