E-ART Защита

Частное Охранное Предприятие

Навигация: Главная > Фотоальбом > Полезнае статьи
Телефоны: 8 - 499 - 737-14-18
8 - 499 - 737-14-19

Перронные войны

Московская железная дорога усилила борьбу с безбилетниками. Теперь в час пик пассажиров, прибывающих в Москву из пригорода, кроме ставших уже привычными турникетов, встречают крепкие мужики в черной форме, характерной для частных охранных предприятий.



Говорят, турникеты изобрели в Латинской Америке, где нравы имеют много общего с российскими, да и социалистических экспериментов было порядочно. Энтузиастом турникетов в России оказался последний министр путей сообщения РФ Геннадий Фадеев. «Он не выйдет на конечной станции без билета!» — восклицал Геннадий Матвеевич, в бытность свою начальником Московской железной дороги, на выездном совещании, где корреспонденту «Росбалта» довелось присутствовать. «Он» — это, разумеется, недобросовестный пассажир.



Однако блестящие сооружения из нержавеющей стали смутили лихих наших граждан только на время. Уже давно известны три способа штурма турникетов безбилетниками.



Через препятствие можно перепрыгнуть, что и делают молодые и здоровые мужчины. Для борьбы с этим злом, на многих вокзалах на стальные тумбы турникетов наварили жестяные горбы-треугольники: дабы упираться не во что было. Внешний вид конструкции порядком изуродовали, но прыгуны сдаваться не собираются.



Невысокие люди частенько проползают под «тройной вертушкой» или «воротцами» турникета. Наконец, пассажир может протиснуть себя между металлоконструкциями, яко верблюда сквозь игольное ушко.



Для не желающих уродоваться, существует и примитивная «коррупция», когда дежурному по турникетам суют в руку десятку, что гораздо дешевле, чем брать билет.



Поэтому, видимо, стальные аппараты и дежурную решили подкрепить боевыми охранниками. Корреспондент «Росбалта» наблюдал за новым порядком на Горьковском направлении Курского вокзала на утреннем и вечернем «пиках». Что можно сказать? Какой-то «жуткой давки» не было. Обычная, к сожалению, толчея для часов пик.



Две «кассы на выход» для безбилетников работали ударно, и во время пропуска потока пассажиров со свежей электрички очередь в кассу набиралась человек до сорока (в самый пик, возможно, до полусотни). Вскоре после 10 часов утра охранник выглянул из турникетного павильона на перрон: «Ну, скоро она там прибывает?» И затем ЧОПовцы ушли, а одна из касс на выход закрылась.



Вечером – такая же толчея, только уже в кассовом зале (основной вечерний поток – из города). Какой-то бедолага судорожно открывал рот, показывая, что он немой, и его надо бы пропустить. Группа пассажиров отодвинула ограждение у отключенных турникетов и ринулась на вокзал. Навстречу бросился охранник: «Куда!!» Обычное веселье бедноты. Ну и, конечно, весьма многие лезли через заборы и прыгали с платформы.



Пассажиры, с которыми довелось поговорить, ЧОПовцев если и поругивали, то как-то вяло. Мнения разделились на две группы: одни считают, что усиленная охрана огорчает только безбилетников, а общий проход если и замедляет, то так, «минуты на две». Другие пассажиры обижены, но не столько на ЧОП, сколько вообще на всю эту затею с турникетами. Любопытная деталь: время, когда появился ЧОП, все определяли по-разному: «неделю назад», «две недели», «месяц», а одна дама уверенно сказала: «22 февраля они уже были. Очередь раньше растягивалась на весь вокзал. Сейчас уже попривыкли, что надо билет брать».



«21 марта, для пресечения безбилетного проезда, поскольку пассажир билет не берет или берет на одну ближнюю зону, чтобы увеличить доходы, мы были вынуждены привлечь частное охранное предприятие, — внес ясность начальник отдела технологического контроля центральной дирекции пригородного сообщения МЖД Александр Бочаров. – Охранники дежурят на Курском, Ярославском и Киевском вокзалах. В основном, это затрагивает пассажиропоток в часы пик. Утренний час пик у нас где-то с 7 до 10, вечерний – с 17 до 19—20. В это время на одном вокзале стоит от 15 до 25 охранников. В течение дня – меньше».



Однако ЧОПу надо платить за работу. Стоит ли «овчинка выделки»? «Стоит, — подтвердил Бочаров. — Они работают по агентскому договору. В зависимости от роста денежной выручки в пригородных кассах, и производится оплата».



Как же возрастает выручка? «Поскольку это первый месяц, пока еще рано считать цыплят, — заметил Александр Михайлович, но тут же и уточнил: — В целом по направлению, выручка возрастает порядка 5%. На самом вокзале, — в полтора-два раза. Это серьезные деньги, тут есть что делить. Мы ведь по одному только направлению утром привозим в Москву 30—50, а то и 60 тыс. человек. Кроме того, это дисциплинирует пассажиров. Люди, которые не смогли перескочить через турникеты, завтра купят билет у себя в Железнодорожном или Павловском Посаде».



В таком случае, возникает еще один вопрос: а надо ли было вообще турникеты-то устанавливать? Эта аппаратура стоила больших денег. И, хотим мы того или нет, но не одним только безбилетникам она затруднила жизнь. Скажем, проводить или встретить бабушку или друга с тяжелыми чемоданами ты уже не можешь, не взяв билета и себе. Если ты, например, сошел раньше, билет автомат «не примет», и придется объясняться с дежурным. Ну и другие неприятные мелочи.



В свое время защитники прав потребителей и прокуроры выиграли ряд судов по поводу незаконности турникетов. Однако Верховный Суд все же признал право РЖД ограничивать таким образом вход и выход со станций. И железнодорожники активно продолжили установку турникетов.



К концу 2007 года на Московской железной дороге турникетами были оборудованы 8 головных вокзалов столицы и 46 остановочных пунктов, в том числе 22 – в Подмосковье. Они охватывают до 70% пассажиропотока в пригородном сообщении Московского узла. В 2008 турникеты появятся еще на 19 станциях, а до 2010 года — еще на 23.



Бочаров уверен, что все упирается в менталитет пассажира. «Если он не привык платить, то сначала не платит, потом начинает искать пути обхода, но, по мере того, как эти пути перекрываются, в конце концов он все-таки берет билет. Так, на Курском вокзале, когда к турникетам добавили ЧОП, было сумасшествие. А теперь значительно меньше людей без билета. Если изменится менталитет, и пассажир поймет, что билет надо брать, ЧОП исчезнет. Но я боюсь, что этого не произойдет», говорит чиновник.



Ну, и последнее. Раз уж выручка растет, не почувствует ли и пассажир на себе некоторые улучшения? Ведь в электричках еще очень много неустроенности. Взять хотя бы неотапливаемые зимой вагоны или туалеты, которых до сих пор нет (точнее, в электричке обычно наличествует один туалет, но он заколочен).



«В принципе, так оно и есть, — ответил Александр Бочаров. – Железная дорога полученные деньги вкладывает в реконструкцию тех же самых пассажирских платформ, приобретение нового подвижного состава, где предусмотрены те же самые биотуалеты. Но это делается постепенно. На туалеты заключаются договора. Это же экологически чистые туалеты, — не просто труба, через которую все летит на пути. Они требуют обслуживания».



Что ж, если биотуалеты действительно появятся, это компенсирует хотя бы часть неудобств, связанных с билетным контролем. Будем ждать.




Источник www.oxpaha.ru